Research by Peter Kaznacheev
Research
Adaptation to Lower Oil Prices: International Corporations and Junior Shale Companies (Adaptatsiya k snizheniyu tsen na neft’: mezhdunarodnyye korporatsii i slantsevyye kompanii-yuniory). Peter Kaznacheev, Nikola Kjurchiski, Regina Samoilova. Ekonomicheskaya Politika (journal “Economic Policy”), 2017, vol. 12, no. 6, pp. 148-159

Экономическая политика. 2017. Т. 12. № 6. С. 148–159     DOI: 10.18288/1994-5124-2017-6-07

Адаптация к снижению цен на нефть: международные корпорации и сланцевые компании-юниоры

Peter Kaznacheev, Nikola Kjurchiski, Regina Samoilova

Peter F. KAZNACHEEV, Cand. Sci. (Philos.) RANEPA Centre for Resource
Economics (82, Vernadskogo prosp., Moscow, 119571, Russian Federation).
E-mail: kaznacheev-pf@ranepa.ru

Nikola V. Kjurchiski. RANEPA Centre for Resource Economics (82, Vernadskogo
prosp., Moscow, 119571, Russian Federation).
E-mail: kyurchiski-nv@ranepa.ru

Regina V. Sa moilova . RANEPA Centre for Resource Economics (82, Vernadskogo
prosp., Moscow, 119571, Russian Federation).
E-mail: bazaleva.rv@mail.ru

Abstract
The dramatic fall in oil prices during 2014–2015 allows assessing the adaptability
of different corporate models in the oil industry. This article presents a comparative
analysis of financial and operational performance of vertically integrated international
oil companies and US junior oil companies. The authors analyzed the impact of the
companies’ size on their EBITDA, market capitalization and total oil production. The
analysis demonstrated that, despite all their advantages, vertically integrated international
oil companies made somewhat larger reductions in EBITDA than junior oil companies.
International majors were also affected by larger drops in capitalization. At the same
time, junior companies managed to make significantly larger increases in oil production.
Panel data analysis using the difference-in-differences statistical method showed a
positive correlation between EBITDA under low prices and the fact that the company
belongs to the category of oil juniors. The authors come to the conclusion that small and
medium companies with a significant share of shale production have demonstrated a high
capacity for adaptation. These companies partially compensated the drop in revenues
from lower oil prices by implementing rapid cost cutting, increased oil recovery, and the
ability to increase production rapidly. The experience of junior oil companies has an
impact on international oil majors in the area of technological innovation, and in broader
corporate reorganization and adaptation. Over the last several years, shale companies
have in many ways become trendsetters for the entire oil industry. They have innovated
not only exploration and production technologies, but also management techniques
which allowed reducing costs and increasing efficiency at a time of lower oil prices.
Keywords: oil and gas industry, oil market, shale oil and gas, corporate adaptation.
JEL: C45, L71, O3, Q3, Q4.

Пётр КАЗНАЧЕЕВ, Никола КЮРЧИСКИ, Регина САМОЙЛОВА

Пётр Феликсович Казначеев —
кандидат философских наук,
директор Центра сырьевой экономики РАНХиГС.
E-mail: kaznacheev-pf@ranepa.ru

Никола Войович Кюрчиски —
научный сотрудник
Центра сырьевой экономики РАНХиГС.
E-mail: kyurchiski-nv@ranepa.ru

Регина Владимировна Самойлова —
консультант Центра сырьевой экономики РАНХиГС.
E-mail: bazaleva.rv@mail.ru

Центр сырьевой экономики РАНХиГС
(119571, Москва, просп. Вернадского, д. 82).

Аннотация
Падение цен на нефть в 2014–2015 годах позволяет оценить способность к адаптации раз-
личных корпоративных моделей в нефтяной отрасли. В статье проводится сравнительный
анализ финансовых и операционных показателей вертикально интегрированных нефтя-
ных компаний и компаний-юниоров США — тех, что совершили «сланцевую революцию».
Авторы проанализировали влияние размера компании на такие показатели, как EBITDA,
рыночная капитализация и изменение объема добычи. Данный анализ показал, что, не-
смотря на все изначальные преимущества их положения, у вертикально интегрированных
нефтяных компаний несколько больше сократился показатель EBITDA, чем в среднем по
группе компаний-юниоров. У них также заметнее снизилась капитализация. Одновременно
с этим компаниям-юниорам удалось сильнее нарастить объем добычи нефти. Оценка ме-
тодом «разность разностей» на основе панельных данных показала наличие положитель-
ной связи между принадлежностью компании к категории юниоров и показателем EBITDA
в период снижения цен. На основе данного анализа делается вывод, что средние и малые
компании со значительной долей сланцевой добычи продемонстрировали высокую способ-
ность к адаптации. Им удалось частично компенсировать падение доходов от снижения цен
на нефть за счет трех основных факторов: сильного сокращения издержек, увеличения
коэффициента извлечения нефти и способности быстро наращивать добычу. Результаты
проведенного сравнительного анализа имеют важное практическое значение, так как в по-
следние годы сланцевая отрасль в определенном смысле задает темп в инновациях для
других производителей. Это касается не только и не столько технологий геологоразведки
и добычи, сколько управленческих решений, которые позволяют сократить издержки и по-
высить эффективность в условиях более низких цен на нефть.
Ключевые слова: нефтегазовый сектор, рынок нефти, сланцевые компании, адаптация
компаний.
JEL: C45, L71, O3, Q3, Q4.

Введение
Падение цен на нефть в последние годы стало, вероятно, крупней-
шим вызовом для энергетической отрасли с 1980-х годов. Это
классический пример того, что ливано-американский писатель
и бывший сырьевой трейдер Нассим Николас Талеб называет со-
бытием типа «черный лебедь», — результат нескольких параллельно
происходящих процессов, влияющих друг на друга и приводящих
к непредвиденным сдвигам на рынке. Несмотря на рост цен на нефть
в 2016-м и начале 2017 года, сегодня цена барреля нефти на 50% ниже,
чем была три года назад. Это влияет на всю цепочку производства
и вынуждает компании и правительства адаптироваться к новым ре-
алиям. За последние три года нефтяным компаниям пришлось пойти
на серьезные изменения — они вынуждены были сократить расходы
и провести реорганизацию.

Главная цель проведенного нами исследования — сравнить способ-
ность к адаптации различных корпоративных моделей в нефтегазовой
отрасли. Основным критерием является то, способна ли компания
поддерживать относительно стабильный уровень финансовых и опе-
рационных KPI (key performance indicators — ключевых показателей
эффективности) в период снижения цен.

В данной статье мы сравниваем показатели компаний двух типов:
частных международных вертикально интегрированных нефтяных
компаний (ВИНК, или, как их еще называют, компаний-мэйджеров),
с одной стороны, и средних и малых независимых компаний-юнио-
ров — с другой. Последние в нашей выборке представлены ведущими
свою деятельность в США компаниями, у которых значительную
долю в добыче составляют сланцевые месторождения.

В исследовании мы сравниваем, как изменялись показатели KPI
среди компаний-мэйджеров и компаний-юниоров до и после паде-
ния цен, а также анализируем зависимость показателя EBITDA от
типа компании.

Отметим, что сейчас самое подходящее время, чтобы провести
такое сравнение, так как в 2017 году компании опубликовали свои
годовые отчеты за 2016 год. Без этих отчетов не было бы достаточной
информации для подобного анализа. Большинство данных для ис-
следования получены из ежегодных и квартальных отчетов компаний,
а также из аналитических материалов отраслевых исследовательских
структур, таких как Управление энергетической информации США
(EIA), компания Baker Hughes и т. д.

Сравнение адаптации компаний-мэйджеров и сланцевых ком-
паний имеет важное практическое значение. Дело в том, что в по-
следние годы сланцевая отрасль в определенном смысле задает темп
в инновациях для других производителей. Причем это касается не только и не столько технологий разведки и добычи, сколько управ-
ленческих решений, которые позволяют сократить издержки и по-
высить эффективность в условиях более низких цен на нефть.

1. Снижение издержек и повышение эффективности добычи
Сланцевые компании быстрее других приспосабливаются к из-
менениям ситуации на рынке, сокращая или наращивая добычу в за-
висимости от внешней конъюнктуры. Эта особенность — результат
прежде всего относительно низкой капиталоемкости бурения новых
скважин на сланцевых месторождениях. Временной лаг между при-
нятием инвестиционного решения и началом добычи из сланцевых
месторождений значительно меньше, чем при добыче из традицион-
ных месторождений на суше или на шельфе.

Эта особенность сланцевых компаний быстро наращивать и со-
кращать добычу не является новостью. На нее, собственно, и рас-
считывали многие страны — экспортеры нефти, прежде всего госу-
дарства ОПЕК, полагая, что при снижении цены ниже определенного
порога сланцевая добыча начнет падать. Так и произошло, однако
порог оказался ниже ожидаемого уровня. Только после того, как
цены упали ниже 50 долл./барр. во второй половине 2015 года, до-
быча нефти в США несколько снизилась. Но когда в конце 2016 года
траектория цен на нефть пошла вверх, добыча в США начала вос-
станавливаться. На момент написания статьи количество работаю-
щих буровых установок в США увеличилось более чем в два раза по
сравнению с предыдущим годом — по сообщениям компании Baker
Hughes (1), оно достигло 786 по сравнению с 316 в мае 2016 года.

Оказалось, что сланцевые компании смогли сократить издержки
значительно быстрее, чем предполагали наблюдатели. Эффективность
сланцевых компаний выражается не только в снижении издержек, но
и в повышении коэффициента извлечения нефти. Объем добытой
нефти в нефтегазовых бассейнах Баккен и Игл Форд вырос с 300 бар-
релей на скважину в 2012 году до 900 и 1200 баррелей соответственно
в конце 2016 года. В Пермском бассейне добыча выросла за тот же
период со 100 до более 600 баррелей на скважину.

Как следствие, порог безубыточности сланцевой нефтедобычи
в США значительно снизился. По оценкам Goldman Sachs (2), в 2014 году он составлял в среднем 80 долл./барр., тогда как в 2016 году — уже
всего 55 долл./барр. Сейчас этот показатель находится на уровне от
40 до 50 долл. /барр. Прогнозируется его дальнейшее сокращение.
В результате, согласно оценкам Управления энергетической
информации США (3), совокупная добыча сырой нефти в стране
в 2016 году составила 8,9 млн баррелей в сутки, а в 2017-м выросла
до 9,3 млн баррелей в сутки. Ожидается, что в 2018 году средний по-
казатель превысит абсолютный исторический максимум 1970 года
и составит 9,9 млн баррелей в сутки.

2. Два типа компаний
Сокращение издержек — один из ключевых показателей адапта-
ции. По этому параметру сланцевые компании оказались лидерами.
Международное энергетическое агентство оценивает снижение из-
держек среди ВИНК на уровне 15% в 2015 году и 17% в 2016 году, в то
время как среди производителей сланцевой нефти США снижение
затрат составило 30% в 2015 году и 22% — в 2016 году (4).
Но помимо сокращения издержек важно сравнить и то, как ме-
нялся важнейший из KPI — прибыльность компаний, отражаемая по-
казателем EBITDA (прибыль до процентов, налогов и амортизации).
Также важно сопоставить то, как изменились уровень добычи нефти
и рыночная капитализация.

С этой целью в настоящем исследовании использованы данные
по 30 нефтяным компаниям, которые были разделены на две группы.
В первую группу вошли 10 самых крупных частных международных
ВИНК с добычей более 700 тысяч баррелей в день. Отметим, что
национальные компании (в том числе российские) в эту группу не
вошли. Основная причина этого состоит в том, что сравнивать част-
ные компании-юниоры с крупными национальными (в основном
государственными) компаниями не совсем корректно — слишком
велики отличия в их структуре. Кроме того, надежные данные есть
далеко не по всем госкомпаниям. Исключение составляет норвежская
Statoil — хотя государство и является в ней основным акционером,
по своей структуре она ближе к транснациональным корпорациям.
Во вторую группу вошли 20 средних и малых компаний из США.
Значительную долю в добыче этих компаний обеспечивают сланце-
вые месторождения. Были отобраны только те компании-юниоры,
данные по которым имеются в публичном доступе. Эта выборка

представляет лишь малую часть от тысяч сланцевых компаний,
которые действуют в США. Тем не менее она хорошо подходит
для проведения сравнения, так как в нее вошли наиболее крупные
компании-юниоры (именно по ним чаще всего доступна финансо-
вая и операционная отчетность). В силу своего размера они лучше
подходят для сопоставления с корпорациями-мэйджерами, нежели
сланцевые компании меньшего масштаба.

Список компаний, а также их показатель EBITDA, совокупный
объем добычи нефти и газа (в баррелях нефтяного эквивалента) и ры-
ночная капитализация за 2016 год приведены в табл. 1.


3. Сравнение показателей KPI
В данном исследовании сравниваются изменения трех ключе-
вых показателей эффективности: EBITDA, объема добычи нефти
и рыночной капитализации. Очевидно, что сравнение абсолютных
значений было бы малоинформативно в силу принципиальных раз-
личий в размерах компаний и структуре их портфелей. Поэтому
сравнивалось относительное изменение средних показателей в пе-
риод высоких цен на нефть (2011–2014 годы) и в период низких цен
(2015–2016 годы). Для каждой компании был рассчитан средний
уровень показателя за оба периода, а затем изменение показателя во
втором периоде по сравнению с первым (в процентах) у двух групп
компаний.

Важно отметить, что ВИНК и компании-юниоры находятся в из-
начально неравных условиях. ВИНК обладают рядом преимуществ —
это прежде всего так называемая экономия на масштабе, а также тот
факт, что их бизнес-модель отчасти хеджирована от снижения цен на-
личием сегмента переработки. Для нефтеперерабатывающих заводов
сырая нефть является сырьем, так что интегрированные компании
оказываются в более выигрышной ситуации при снижении цен на
нефть, чем компании, не имеющие собственной переработки. Также
можно добавить, что себестоимость добычи в среднем у сланцевых
компаний была (и в основном продолжает оставаться) выше, нежели
в среднем у мэйджеров. Это связано с необходимость использовать
сложные и дорогостоящие технологические решения на сланцевых
месторождениях.

Общий результат сопоставления оказался ожидаемым (табл. 2):
из-за снижения цен на нефть EBITDA сократилась как у ВИНК,
так и у компаний-юниоров. Но вот сравнение двух этих групп при-
несло интересные результаты. Оказалось, что сокращение показателя
EBITDA было неодинаковым в двух группах: несмотря на все изна-
чальные преимущества их положения, у ВИНК несколько больше
сократился показатель EBITDA, чем у компаний-юниоров.

Одновременно с этим компаниям-юниорам удалось более чем
в 1,5 раза увеличить объем добычи нефти. Это позволило им ча-
стично компенсировать упавшие доходы от снижения цен на нефть.
Аналогичный показатель у ВИНК увеличился лишь на 8%. Кроме
того, снижение цен несколько меньше отразилось и на капитализа-
ции компаний-юниоров. Подчеркнем, что хотя разница в проценте
изменения EBITDA и капитализации не столь значительна, данные
показатели необходимо интерпретировать в контексте различий
стартовых позиций, о которых было сказано выше. Учитывая на-
личие ряда преимуществ у ВИНК, данный результат у компаний-
юниоров свидетельствует об их значительной способности адапти-
роваться.

Отметим, что у компаний-юниоров, попавших в выборку, по-
казатель EBITDA изменялся более неравномерно, чем у ВИНК.
У последних он сократился, но все же оставался положительным.
При этом у двух компаний-юниоров показатель EBITDA стал от-
рицательным, у трех остался без изменения, а еще у трех он даже
повысился. Поскольку в выборке компаний-юниоров есть выбросы,
то было проведено также сравнение медианных значений измене-
ния EBITDA. В результате разрыв несколько сократился, но все же
у ВИНК и медианный показатель EBITDA сократился несколько
сильнее.

Интересно и то, как изменился показатель EBITDA у компаний-
юниоров внутри периода низких цен: если в 2015 году он был отрица-
тельным у шести компаний, то в 2016 году — уже только у трех. То есть
определенная адаптация к низким ценам заметна даже на коротком
промежутке времени в два года. Изменение показателя EBITDA по
каждой из рассматриваемых компаний показано на рис. 1.

4. Зависимость показателя EBITDA от типа компании
Для проверки гипотезы о наличии статистически значимой за-
висимости между тем, как меняется показатель EBITDA в период
низких цен, и структурой компании был использован метод оценки
«разность разностей» (difference in differences) на основе панельных
данных. В выборку вошло 179 наблюдений — по 6 значений каждого
показателя в 2011–2016 годах для каждой из 30 компаний (за исклю-
чением одного пропущенного значения EBITDA).

Идея метода «разность разностей» состоит в имитации научного
эксперимента, в котором рассматриваются две группы объектов
в двух временных периодах, из которых одна группа (опытная) под-
вергается воздействию, а вторая (контрольная) — не подвергается.
Метод измеряет разность средних значений реального результата
опытной группы в сравнении с «нормальным» результатом контроль-
ной группы и позволяет устранить смещение при сравнении исходов
групп, вызванное постоянными различиями этих групп, времен-
ны2ми трендами и другими внешними факторами. В качестве контрольной
группы рассматривалась группа ВИНК, а в качестве опыт-
ной — малые и средние компании-юниоры. Расчеты показывают
разницу воздействия низких цен на показатель EBITDA в группах
ВИНК и компаний-юниоров. Был также проведен регрессионный
анализ на основе тех же панельных данных. Показатель R2, обозна-
чающий меру объясненной вариации, составил 65%. Параметры
оценки методом «разность разностей» для показателя EBITDA при-
ведены в табл. 3.

Полученная оценка (17 951,696) означает, что изменение среднего
значения финансового показателя EBITDA в группе малых и сред-
них компаний положительно. Более того, это значение выше, чем
аналогичный показатель в группе компаний-мэйджеров. То есть тот
факт, что компания относится к категории юниоров, оказывает по-
ложительное влияние на ее показатель EBITDA в период снижения
цен на нефть.

Заключение
Относительно низкий уровень цен на нефть в настоящее время
делает актуальным сравнение способов корпоративной адаптации
разных компаний к новым реалиям энергетического рынка.

Проведенное в данной работе сопоставление финансовых и опера-
ционных показателей международных вертикально интегрированных
нефтяных компаний и компаний-юниоров США дало интересные
результаты. Оно показало, что, несмотря на все изначальные преиму-
щества положения, у ВИНК несколько больше сократился показа-
тель EBITDA, чем в среднем по группе компаний-юниоров. У ВИНК
также заметнее снизилась капитализация. Одновременно с этим ком-
паниям-юниорам удалось сильнее нарастить объем добычи нефти.

Оценка методом «разность разностей» на основе панельных дан-
ных показала наличие положительной связи между принадлежностью
компании к категории юниоров и показателем EBITDA в период
снижения цен.

Таким образом, средние и малые компании со значительной до-
лей сланцевой добычи продемонстрировали высокую способность
к адаптации. Им удалось частично компенсировать падение доходов
от снижения цен на нефть за счет применения трех основных техно-
логических и управленческих решений:

• сильного сокращения издержек;
• увеличения коэффициента извлечения нефти;
• наращивания объема добычи (у некоторых из рассматриваемых
компаний).

Отдельный вопрос касается того, насколько опыт сланцевых ком-
паний США применим к более крупным корпорациям. Очевидно, что
определенные технические и структурные особенности сланцевой
отрасли не всегда дают возможность в полной мере использовать при-
меняемые в ней решения для других компаний. Тем не менее опыт
адаптации компаний-юниоров, безусловно, оказывает влияние на
компании-мэйджеры.

Одним из признаков этого является возникновение альян-
сов ВИНК с высокоспециализированными малыми компаниями,
многие из которых по своей управленческой структуре близки к слан-
цевым. Например, в 2016 году компания BP заключила партнерство
в Мавритании и Сенегале с компанией-юниором Kosmos Energy, ко-
торая специализируется на геологоразведке на шельфе Африки 5.
Корпоративная адаптация к снижению цен, очевидно, далека от
завершения. Результаты проведенного исследования способствуют
лучшему пониманию того, как происходит управление изменениями
в нефтегазовой индустрии. Трансформация сланцевой отрасли может
послужить важным источником вдохновения как для транснацио-
нальных, так и для национальных нефтяных компаний.

 

(1) Baker Hughes Data Show a Rise in the Weekly U. S. Oil-Rig Count // Market Watch. 2017.
August 11. http://www.marketwatch.com/story/baker-hughes-data-show-a-rise-in-the-weekly-usoil-
rig-count‑2017‑08‑11.
(2) Davis C. Goldman Credits ‘Shale Productivity Scenario’ in Higher U. S. Oil Price Forecast //
NGI’s Shale Daily. 2016. May 23. http://www.naturalgasintel.com/articles/106512-goldman-creditsshale-
productivity-scenario-in-higher-us-oil-price-forecast.

(3) U. S. Crude Oil Production Increases Following Higher Drilling Activity // U. S. Energy
Information Administration. 2017. February 21. https://www.eia.gov/todayinenergy/detail.
php?id=30032.
(4) Market Report Series: Oil 2017. International Energy Agency, 2017. https://www.iea.org/
bookshop/740-Market_Report_Series:_Oil_2017.

(5) BP agrees deal with Kosmos Energy to partner on world-class discoveries in Mauritania and
Senegal and cooperate on future exploration // BP Plc press releases. December 2016. http://www.
bp.com/en/global/corporate/media/press-releases/bp-agrees-deal-with-kosmos-energy.html.

 

Литература
1. Макаров А., Галкина А. Грушевенко Е., Грушевенко Д., Кулагин В., Митрова Т.,
Сорокин С. Перспективы мировой энергетики до 2040 года // Мировая эконо-
мика и международные отношения. 2014. № 1. С. 3–20. https://www.eriras.ru/files/
perspektivy-mirovoj-energetiki-do‑2040.pdf.
2. Baumeiser C., Kilian L. Understanding the Decline in the Price of Oil since June 2014 //
Journal of the Association of Environmental and Resource Economists. 2016. March.
3. Blackwill R. D., O’Sullivan M. L. America’s Energy Edge: The Geopolitical Consequences
of the Shale Revolution // Foreign Affairs. 2014. Vol. 93. P. 102–116.
4. Beltran D. Global Oil & Gas Firms: Current State of Play, Vulnerabilities, and
Implications for Financial Stability // Federal Reserve Board Report. 2016. November.
5. Fattouh B. Adjustment in the Oil Market: Structural, Cyclical or Both? Oxford: Oxford
Energy, 2016. May. https://www.oxfordenergy.org/wpcms/wp-content/uploads/2016/05/
Adjustment-in-the-Oil-Market-Structural-Cyclical-or-Both.pdf.
6. Gilje E. P. Does Local Access to Finance Matter? Evidence from U. S. Oil and Natural
Gas Shale Booms // Management Science. 2017. March.
7. Grinets I., Kaznacheev P. The Role of Innovative Development in Unconventional
Hydrocarbon Exploitation in the Context of the Shale Gas Revolution in the USA //
The Journal of Social, Political and Economic Studies. 2014. December.
8. Huppmann D., Livingston D. Stumbling to a New Equ’Oil’Ibrium: Understanding the
Current Upheaval in the Global Crude Oil Market. 2015. July 1. SSRN: https://ssrn.
com/abstract=2684846or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2684846.
9. Kilian L. The Impact of the Shale Oil Revolution on U. S. Oil and Gasoline Prices //
Review of Environmental Economics and Policy. 2016. Vol. 10. P. 185–205.
10. Lin B., Omoju O. E., Okonkwo J. U. Will Disruptions in OPEC Oil Supply Have
Permanent Impact on the Global Oil Market? // Renewable and Sustainable Energy
Reviews. 2015. December.

References
1. Makarov A., Galkina A., Grushevenko E., Grushevenko D., Kulagin V., Mitrova T.,
Sorokin S. Perspektivy mirovoy energetiki do 2040 goda [Global Energy Markets Outlook
up to 2040]. Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya [World Economy and
International Relations], Moscow, 2014, vol. 1, pp. 3-20. https://www.eriras.ru/files/
perspektivy-mirovoj-energetiki-do‑2040.pdf.
2. Baumeiser C., Kilian L. Understanding the Decline in the Price of Oil Since June 2014.
Journal of the Association of Environmental and Resource Economists, 2016, March.
3. Blackwill R. D., O’Sullivan M. L. America’s Energy Edge: The Geopolitical
Consequences of the Shale Revolution. Foreign Affairs, 2014, vol. 93, pp. 102-116.
4. Beltran D. Global Oil & Gas Firms: Current State of Play, Vulnerabilities, and
Implications for Financial Stability. Federal Reserve Board Report, 2016, November.
5. Fattouh B. Adjustment in the Oil Market: Structural, Cyclical or Both? Oxford, Oxford
Energy, 2016, May. https://www.oxfordenergy.org/wpcms/wp-content/uploads/2016/05/
Adjustment-in-the-Oil-Market-Structural-Cyclical-or-Both.pdf.
6. Gilje E. P. Does Local Access to Finance Matter? Evidence from U. S. Oil and Natural
Gas Shale Booms. Management Science, 2017, March.
7. Grinets I., Kaznacheev P. The Role of Innovative Development in Unconventional
Hydrocarbon Exploitation in the Context of the Shale Gas Revolution in the USA. The
Journal of Social, Political and Economic Studies, 2014, December.
8. Huppmann D., Livingston D. Stumbling to a New Equ’Oil’Ibrium: Understanding the
Current Upheaval in the Global Crude Oil Market. 2015, July 1. SSRN: https://ssrn.
com/abstract=2684846 or http://dx.doi.org/10.2139/ssrn.2684846.
9. Kilian L. The Impact of the Shale Oil Revolution on U. S. Oil and Gasoline Prices.
Review of Environmental Economics and Policy, 2016, vol. 10, pp. 185-205.
10. Lin B., Omoju O. E., Okonkwo J. U. Will Disruptions in OPEC Oil Supply Have
Permanent Impact on the Global Oil Market? Renewable and Sustainable Energy Reviews,
2015, December.