Исследования Петра Казначеева
Research
О МОИХ ИССЛЕДОВАНИЯХ

Я начал анализировать сырьевые рынки и энергетическую политику государств в начале 2000-х, когда обстоятельства сильно отличались от нынешних. Страны-экспортеры находились, как мы говорили тогда,  в состоянии «нефтяного опьянения». Незадолго до финансового кризиса цена на нефть достигла рекордного уровня в $140 за баррель. Многие всерьез ожидали, что она дойдет до $200 — а оттуда рукой подать до $300.

Изначально я увлекся сырьевой экономикой, наблюдая за событиями в одной стране — России. Позже, присоедившись к «Би-Пи», я стал работать с разными странами-нефтеэкспортерами, и это расширило мой горизонт. Заинтересовавшись феноменом петрогосударств (petro-states), я собрал команду исследователей и создал Центр сырьевой экономики. В 2013 году я обобщил свои наблюдения в докладе под названием «Природная рента и экономический рост» — в нем я развил мысль о том, что качество институтов определяет, станет ли изобилие сырья экономическим  благословением или проклятием. На конкретных примерах я показал, как слабые институты и коррумпированные элиты разъедают саму ткань нефтяной экономики. Правда, все это казалось не столь уж важным в эпоху дорогой нефти.

Разворот наступил в июле 2014 года, с началом самого значительного снижения цен на нефть с 1980-х годов. Сегодняшний «медвежий рынок» серьезно поколебал сложившийся статус-кво. Наступление эры дешевой нефти повлекло за собой серьезные политические преобразования во всем мире. Демократическая смена власти в Нигерии, массовые акции протеста против коррупции в Бразилии с последующим импичментом Дилмы Русеф, изнурительные переговоры ОПЕК и России о сокращении объемов добычи, решение частично приватизировать «Сауди Арамко» — вот лишь некоторые характерные приметы нашего времени.

Многие из моих исследований пытаются ответить на вопрос, что привело к возникновению и укреплению модели петрогосударства, — и что затем стало причиной ее постепенного угасания, которое мы наблюдаем сегодня. Мой опыт убедил меня, что анализ современных событий через призму истории помогает понять, как будет складываться будущее нефтяных экономик.  Я очень надеюсь, что мои исследования станут полезным вкладом в это понимание.